Маремма празднует победу,

 И ломится от снеди стол…

А твой отец, позор изведав,

Себя в кумирне заколол…»

 

«О горе мне! – Спартак заплакал. –

Но я пойду на новый бой!

И отомщу!» – «Остынь, вояка:

Ведь мы в плену теперь с тобой».

 

«В плену? Потеряна свобода? –

Он взвыл. – Проклятая судьба!»

Так превратился отпрыск Рода

В простого римского раба.

 

Горели звезды в небе черном,

Сиял луною небосклон,

И высился в ночи покорно

Поверженный Перперикон.

 

Он знал, что так хотели боги,

Таков устав, таков закон.

А у богов с законом строго –

Молчи, смирись, Перперикон!

 

И он молчал. Таил обиду

И за Мареммой наблюдал:

Его не упускал из виду,

Куда б ни шел – во двор, в подвал…

 

И только наступила осень,

Пошли дожди, завяли дни,

Перперикон Маремму сбросил

С высокой каменной стены.

 

С улыбкою вздохнул устало

И тихо погрузился в сон…

С тех пор прошло веков немало,

Но спит, но спит Перперикон.

 

Его камней и прежней славы

Не так давно коснулся я –

Средь туристической оравы,

На пике отпускного дня.

 

Кругом Родопы зеленели,

Торчали ели на горе,

Дышалось трудно, еле-еле

В сорокаградусной жаре.

 

И от жары, и от волненья

Стоял в ушах священный звон,

Как высшее благословенье:

«Пер-пе-рикон! Пер-пе-рикон!»

 

От этого ломило уши,

С души стирая ложь и спесь,

Как будто к нам взывали души

Любивших здесь, почивших здесь.

 

                                          Август – сентябрь 2008 г.

                                          Южная Болгария – Москва