Михаил Казовский

 

НОВЫЙ ПИГМАЛИОН

 

Комедия в 2-х действиях

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 

ИВАН КАЛАЧИН – скульптор

СВЕТЛАНА – его жена

КЛЕР – нереальная женщина

ТОЛЯ и КОЛЯ – змееловы

ЗУБРЯКОВА – домовая

ДЯДЯ ЯША – чужой родственник

БУРМИРОВ – большой человек

ФОРТЕПЬЯНКИН – маленький человек

КУЙБАБАЕВ – миллиардер

ПРЕСС-ПАПЬЯНЦ – кинорежиссер

ТЕЛЬНЫХ – труженик сервиса

ЕРМАКОВ – следователь прокуратуры

ДВА ПОЛИЦЕЙСКИХ

 

Действие происходит в наши дни, в квартире Калачиных. Декорация строится в два этажа – внизу собственно квартира (прихожая, дверь на кухню, гостиная и спальня), а наверху – мастерская, где стоят скульптуры разных размеров, одна из них, в человеческий рост, накрыта покрывалом. В гостиной на стене висит ружье, которое должно обязательно выстрелить.

 

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Темнота. Тишина. Негромкое похрапывание.

С в е т л а н а раздвигает шторы в спальне, и на сцене становится светло. К а л а ч и н спит, накрывшись одеялом, выставив только бородатое лицо.

Светлана негромко свистит. Калачин в тон ей всхрапывает. Светлана свистит нетерпеливее. Калачин ей вторит. Так продолжается несколько раз.

СВЕТЛАНА (топает ногой). Вставай, Калачин! (Тот стонет.) Двенадцать натикало! (Он продолжает стонать.) Кому говорю! (Тянет из-под него подушку.)

КАЛАЧИН (сонно, недовольно). Что тебе?

СВЕТЛАНА. На часы посмотри.

КАЛАЧИН. Плевать я хотел на часы! (Удерживает подушку.)

СВЕТЛАНА. Так и будешь спать целый день?

КАЛАЧИН. Так и буду.

СВЕТЛАНА. А-а, как же! Только я сяду за компьютер, ты завтракать попросишь!

КАЛАЧИН (заинтересовавшись). А что сегодня на завтрак?

СВЕТЛАНА. Оладьи с вареньем из мандариновых корочек.

КАЛАЧИН (разочарованно). Опять оладьи!.. (Закрывается одеялом.)  

CBEТЛАНА. Да, опять. На мою зарплату питаемся, между прочим. (Калачин наигранно храпит.) Ну и спи, чёрт с тобой! Надоело мне всё это, господи!.. (Берёт веник, поднимается в мастерскую.)

КАЛАЧИН (садится, вполголоса). Какая же ты мегера, Светлана. Пришла, разбудила. Зачем? Так было хорошо во сне... Солнце, речка, голые бабы моются... Красота!.. Нет, обязательно надо было прийти и всё опошлить!

Звонок в дверь.

КАЛАЧИК. Началось. Не дом, а проходной двор. (Звонок.) Телефон доверия... (Передразнивает.) «Ах, у вас произошёл маленький стрессик? Разрешите я его вам нейтрализую... За счёт нервов собственного мужа...» (Звонок.) И не откроет никто... Света!.. Глухая тетеря. Вот жену себе выбрал: ни сна, ни отдыха... (Завернувшись в одеяло, босиком шлёпает в переднюю, отпирает замок.)

На пороге стоят Т о л я и К о л я с белым парусиновым мешком.

ТОЛЯ. Извините. Здрасьте. Тут квартира Калачиной Светланы Андреевны?

КАЛАЧИН. К сожалению.

КОЛЯ. Извините за беспокойство. Мы прилетели из тайги.

КАЛАЧИН. Это я уже вижу.

ТОЛЯ. Серьёзное дело. Срочное! Можно сказать, государственной важности!

КАЛАЧИН. К Светлане Андреевне летят только с государственными делами, никак не меньше.

КОЛЯ. Если мы не вовремя, то попозже заглянем.

КАЛАЧИН. Ладно, чего уж там. Проходите.

ТОЛЯ. Спасибо. (Коле.) Ноги давай-ка вытри. Сапогами полы измажешь. (Оба начинают остервенело вытирать ноги о половик.)

КАЛАЧИН. Ерунда, у нас не натёрто. Мы домашним уютом не занимаемся. Мы заботимся об уюте всего человечества!

КОЛЯ. А это вам. (Подаёт Калачину мешок.) Небольшой сувенир. От ребят нашего питомника. Мы ведь знаем, теперь очень модно... кто чего... и вы теперь тоже будете...

КАЛАЧИН (равнодушно). Тронут, весьма. Подождите, я сейчас её позову.

Уходит с мешком. В спальне сталкивается со Светланой. У неё в руке пустая бутылка из-под коньяка.

СВЕТЛАНА. Калачин, опять?

КАЛАЧИН. Что «опять»?

СВЕТЛАНА. Ты же обещал!..

КАЛАЧИН. Ну-у... видишь ли... Это не специально... Не шло у меня вчера. Понимаешь, не шло!..

CBEТЛAHA. А когда у тебя в последнее время шло?

КАЛАЧИН. При таких обстоятельствах, извини меня, любой трезвенник сопьётся!

СВЕТЛАНА. При каких ещё обстоятельствах?

КАЛАЧИН. При таких! С утра до вечера отвлекают... дёргают... Жить спокойно не дают!.. Иди вон – там к тебе визитёры, как всегда!

СВЕТЛАНА. Визитёры? Это интересно.

КАЛАЧИН. Очень! Устроила из квартиры редакционный корпункт! (Демонстративно ложится в кровать.)

СВЕТЛАНА (входит в гостиную). Толя? И Коля? Какими судьбами? Здравствуйте! (Жмёт им руку.)

ТОЛЯ. Здравствуйте, Светлана Андреевна. Вот решили побеспокоить…

КОЛЯ. Плохие новости.

СВЕТЛАНА. А что случилось?

ТОЛЯ. Бурмиров в Москве.

КОЛЯ. И Фортепьянкин.

СВЕТЛАНА. Вполне логично. Им не позавидуешь. Они психуют. Вы-то что расстроились?

КОЛЯ. У них материалы компрометирующие. Вас и нас!

СВЕТЛАНА. Так уж и материалы!

ТОЛЯ. Сами видели. Фотографии. Помните, мы купались на речке Буланке? Кто-то – наверное, телеобъективом – всё и заснял...

СВЕТЛАНА. Что ж такого? Мы вели себя, как примерные школьники.

КОЛЯ. А всё получилось наоборот.

СВЕТЛАНА. Как – наоборот?

ТОЛЯ. Скажем, на первой фотографии... Вы купальник меняете. Мокрый на сухой. За кустами. А кусты и не вышли. Не получились они. Вот и думайте, что хотите.

КОЛЯ. Или на другом снимке. Толик вам «Нарзан» наливает. Из бутылки в стакан. Жидкость – как бы вам сказать? – без опознавательных знаков. Этикетки не видно...

ТОЛЯ. И ещё: помните, победили в волейбол? Прыгали потом, целовались от радости... Как это обычно бывает?.. Тоже получился двусмысленный кадр...

КОЛЯ. В общем, компроматов хватает.

СВЕТЛАНА. Профессионально!..

ТОЛЯ. На высшем уровне. Но и мы не сидели без дела, между прочим. Документик достали – закачаетесь. (Достаёт из кармана ведомость.) Уникальный и единственный в своём роде материал...

КОЛЯ. «Мёртвые души». Почти по Гоголю.

СВЕТЛАНА (посмотрев). Липовая платёжная ведомость?

ТОЛЯ. Да, выходит, что так.

СВЕТЛАНА. Где вы достали?

КОЛЯ. Само собой, в бухгалтерии. Там у Толяна тёща единокровная работает.

СВЕТЛАНА. Вы с ума сошли: это же финансовый документ, подотчётный!

ТОЛЯ. Как-нибудь оправдаемся. Вот Бурмирова победим – и оправдаемся. Победителей не судят.

СВЕТЛАНА. Ну, вы рисковые ребята!

КОЛЯ. Вы поймите, Светлана Андреевна: это же другой коленкор! Это же не просто превышение власти, зажим критики и прочее. Это уголовщина!

СВЕТЛАНА. Да, тут не литература, а прокуратура...

ТОЛЯ. Как же ваша статья теперь?

СВЕТЛАНА. О-о, статья будет грандиозной!

КОЛЯ. Несмотря на бурмировские фотоснимки?

СВЕТЛАНА. Ну, мы тоже умеем драться. (Прячет ведомость). Не потеряю, не бойтесь. А теперь – быстро завтракать. Еле на ногах держитесь!

КОЛЯ. Пустяки. Нас покормили в самолёте.

СВЕТЛАНА. Ай, какая в самолёте кормёжка! Тощее куриное крылышко и две капли кофе. Я, пока летела от вас, чуть не сдохла от голода... (Уходит).

КОЛЯ. Завтракать неудобно. Муж – видал? – и так сердится.

ТОЛЯ. Мужья – они всегда сердятся...

КОЛЯ. Я не пойму: ты сюда что, завтракать прилетел?

ТОЛЯ. Завтракать – не завтракать, а на голодный желудок много не навоюешь!

Входит Светлана с подносом. Толя и Коля бросаются ей помогать.

СВЕТЛАНА. Ничего, ничего, я сама. Садитесь и ешьте.

Змееловы начинают уплетать за обе щеки.

СВЕТЛАНА. Как – вкусно?

Толя мычит с набитым ртом, показывает большой палец.

КОЛЯ. Варенье!.. (Причмокивает, ахает.) Из чего оно?

СВЕТЛАНА. Из мандариновых корочек. Сама делала.

КОЛЯ. Вы – первосортная хозяйка.

СВЕТЛАНА. Времени мало, чтобы стать первосортной. Муж говорит, совсем дом забросила. Криком кричит!

Жуткий рёв из спальни.

КОЛЯ. В самом деле кричит. И громко! Не понимает своего счастья, глупый...

Крик повторяется. Светлана, Толя и Коля вскакивают. В гостиную выбегает Калачин в одних трусах. Он захлопывает дверь в спальню и прислоняется к ней спиной. Его трясёт.

СВЕТЛАНА. Иван, что с тобой? Посмотри на себя!

КАЛАЧИН. Т-т-т... т-т-т...

СВЕТЛАНА. Что?

КАЛАЧИН. Т-т-т... т-там...

СВЕТЛАНА. Что там такое?

КАЛАЧИН. Т-там... т-такая... эта... (Разводит руками.)

СВЕТЛАНА. У тебя что, белая горячка?

КАЛАЧИН. Ч-ч-чёрная...

СВЕТЛАНА. Новая разновидность? Интересно!

КАЛАЧИН. З-з-змея... вот т-такая... ч-чёрная...

СВЕТЛАНА. Допрыгался! Уже змеи мерещатся ему!

КАЛАЧИН. Н-нет... н-не мерещатся...

ТОЛЯ. Это, наверное, наша Роза.

КОЛЯ. Вы не бойтесь, она совсем тихая.

СВЕТЛАНА. Роза? Тихая?!

КОЛЯ. Мы вам в подарок её привезли. Теперь, говорят, это модно – держать в городских квартирах – львов, пантер, крокодилов всяких. Свинок. Вот. А у вас будет кобра.

Светлана по-бабьи визжит и прыгает на стол, опрокинув кофейник.

КАЛАЧИН. Я с-сплю... а она п-ползёт... и с-смотрит... так вот... (Изображает.) Кошмар!..

СВЕТЛАНА. Ужас какой! Ну? Чего вы стоите? Ловите её немедленно!

ТОЛЯ. Не пугайтесь, Светлана Андреевна. Руку давайте. Она с моей дочкой играла. Всё в порядке. Слезайте.

СВЕТЛАНА. Вы с ума сошли! В доме кобра! Я сейчас в обморок упаду.

КОЛЯ. Мирная она. Добродушная. Домашняя.

СВЕТЛАНА. У меня к мирным кобрам идиосинкразия!

КОЛЯ. Идио... это? (Крутит пальцем у виска.)

СВЕТЛАНА. Идиосинкразия! Организм не выносит!

ТОЛЯ. А-а, если организм... Тогда конечно. Щас мы её – в момент. (Калачину.) Дверь откройте, пожалуйста.

КАЛАЧИН. Ещё чего! Не подумаю!

ТОЛЯ. Как же мы тогда её словим?

КАЛАЧИН. Как хотите! Только двери я не открою.

КОЛЯ. Почему не откроете?

КАЛАЧИН. Потому что она тогда на нас бросится.

ТОЛЯ. Не бросится. Гарантирую.

КАЛАЧИН. Сами и открывайте.

КОЛЯ. А вы?

КАЛАЧИН. А я вас отсюда... прикрою... в случае опасности... (Лезет на диван, снимает со стены ружьё и оттуда целится в закрытую дверь.)

Толя осторожно берётся за ручку. Светлана на столе тихо взвизгивает.

ТОЛЯ. Спокойно. Сейчас мы её... Роза, Роза, Роза...

КОЛЯ. Вот она, под простынёй, на подушке.

КАЛАЧИН. У-у, поганая: на моей подушке разлеглась!

ТОЛЯ. Где мешок?

КАЛАЧИН. Я почём знаю!

ТОЛЯ (берёт с постели кобру, сажает себе на плечо). Видите: очень просто.

СВЕТЛАНА (со стола). Уберите, убедите её!

Коля находит на постели змеиный мешок, засовывает в него Розу и туго завязывает тесьму. Калачин обессиленно опускает ружьё, слезает с дивана, помогает жене слезть со стола. Они в полной прострации, трогают друг друга, плачут от счастья.

СВЕТЛАНА. Она тебя не укусила? Нет? Нигде не больно?

КАЛАЧИН. Кажется... нет... хорошо... Господи, хорошо-то как!..

СВЕТЛАНА. Я ужасно перепугалась.

КАЛАЧИН. И я немного... в первый момент...

КОЛЯ. Вы уж простите нас. Мы от чистого сердца... хотели...

ТОЛЯ. Думали: мода. Глупо, конечно, вышло...

СВЕТЛАНА. Так и быть. Я вас милую.

КОЛЯ. Жаль, не получилось подарка...

КАЛАЧИН. Да, подарочек будь здоров!..

СВЕТЛАНА. Господи, какие подарки? Зачем? По делу приехали – это главное.

ТОЛЯ. Ну... пожалуй, пора! Поедем. Ещё раз простите.

СВЕТЛАНА. А где вы остановились?

ТОЛЯ. Пока нигде. Попытаем счастья в гостинице.

СВЕТЛАНА. А то располагайтесь у нас. Места много.

КОЛЯ. Что вы, нельзя! Вдруг Бурмиров узнает? Это же козырь для него.

СВЕТЛАНА. Да, согласна. И всё-таки, если в гостиницу не устроитесь, позвоните. Сообразим что-нибудь.

ТОЛЯ. Ладно. Спасибо. Не поминайте лихом.

КОЛЯ. Всего вам хорошего, Светлана Андреевна!

СВЕТЛАНА. До свиданья, ребята.

КАЛАЧИН (кланяясь издалека, с сарказмом). Оч-чень, оч-чень приятно было узнать друг друга...

Толя и Коля уходят.

КАЛАЧИН. Вот подонки!

СВЕТЛАНА. Не говори ерунды. Нормальные молодые люди.

КАЛАЧИН. И по-твоему, это вполне нормально – подсовывать человеку в постель змею?

СВЕТЛАНА. Ну, во-первых, ты сам её с собой положил...

КАЛАЧИН. А во-вторых?

СВЕТЛАНА. А во-вторых, змея оказалась домашней.

КАЛАЧИН. Ещё не хватало, чтоб они тебе подарили змею дикую! Кстати, от этой крошки ты почему-то сама визжала, как ненормальная.

СВЕТЛАНА. Это произошло чисто рефлекторно. Я же всё-таки женщина!

КАЛАЧИН. Последнее время в это трудно поверить.

СВЕТЛАНА. То есть?

КАЛАЧИН. Всё кого-то ловишь, преследуешь. Догоняешь. Прямо гончий пёс!

СВЕТЛАНА. Я воюю. Со всем, что ещё мешает... Это моя профессия.

КАЛАЧИН. А то, что у тебя муж сидит голодный, холодный, не прибранный –  это ничего. Это пустяки!

СВЕТЛАНА. До всего руки не доходят.

КАЛАЧИН. Ну, естественно, ты не Шива, у которого десять рук. Но другие женщины как-то успевают...

СВЕТЛАНА. У других мужья не приходят на всё готовенькое.

КАЛАЧИН. Только не вали с больной головы на здоровую.

СВЕТЛАНА. Здоровая – это у тебя?

КАЛАЧИК. Мы живём в грязи. Превратили квартиру в сарай. (Берёт рубашку.) Вот. Где вторая пуговица? Её нет. Я заплесневел и покрылся коростой. Я перестал работать!

СВЕТЛАНА. Дай-ка сюда, пришью. (Берёт рубашку, шьёт.)

КАЛАЧИН. Стабильности жажду! Порядка! Уюта!.. Где завтрак?

СВЕТЛАНА. Поздно спохватился.

КАЛАЧИН. Что значит – поздно? (Смотрит в тарелки.) Вы его слопали? Без меня?

СВЕТЛАНА. Ты же сам от оладий отказался.

КАЛАЧИК. Да, да, конечно! Я всё сделал сам. Удава к себе в квартиру принёс. Запустил жилище. Завтрак скормил каким-то идиотам.

СВЕТЛАНА, Слушай, ты не Чацкий. Хватит произносить монологи.

КАЛАЧИН. А-а, правда глаза колет... Нет, моя милая, я скажу. Всё скажу. У меня накипело!

СВЕТЛАНА. Я тебе поджарю яичницу.

КАЛАЧИН. Ты мне рот яичницей не замажешь! Хватит! Надо поговорить откровенно!

СВЕТЛАНА. Ладно, валяй.

КАЛАЧИН. На кого ты похожа?

СВЕТЛАНА. Да, на кого? Интересно услышать.

КАЛАЧИН. Тебе сколько лет? Тридцать три или девяносто?

СВЕТЛАНА. Не помню.