Но мы свалились дружно в три постели,

Чтоб похрапеть спокойно до утра.

 

*   *   *

А рано утром, встав и выпив кофе,

Набравшись озорства и куражу,

Махнули прямиком в центральный офис

На кастинг сеньорит в «Мадам Сижу».

Встречали нас приветливо, учтиво –

Приема не придумаешь теплей, –

А в холле у дверей толпились дивы

Различных габаритов и мастей.

Нам на испанском выдали анкету,

Ее заполнить мы смогли с трудом,

Пытаясь всем представить Лизавету

Доступным обиходным языком.

И вот с анкетой Лизавета наша

В приемную комиссию пошла.

Комиссия воскликнула: «Фром Раша?!» –

И Лизкину анкету не взяла.

Сказали ей с улыбкой деловитой:

Их этот конкурс хоть и знаменит,

Но он устроен только для кончиток,

А для сторонних девушек закрыт.

Твердили, извиняясь: «Сорри, сорри», –

И провожали Лизку до дверей…

А Лизка шла в слезах, убита горем,

С великолепной задницей своей.

Такой облом! Такая невезуха!

Все бабки за полет под хвост коту!

Судьбы-злодейки злая оплеуха

Разбила вмиг хрустальную мечту.

Мы сели в холле, нервно закурили,

Вполголоса по-русски матерясь,

Как три кретина в пошлом водевиле –

Из грязи в князи, а из князей – в грязь.

Пришел в себя, конечно, первым Пашка.

Сказал: «Скулить и плакать – всё, хорош.

Ведь мы одна команда и компашка,

Нас голыми руками не возьмешь!

Мы на курорте – что уже кайфово.

Есть деньги на жратву и на билет.

Оттянемся, покутим нехреново –

Семь бед, как говорят, один ответ!»

Мы улыбнулись: «Да! Не будет хилым

В Пуэрто-де-Кончита наш вояж!»

Вскочили мигом и со страшной силой

Рванули загорать на местный пляж.

 

*   *   *

Атлантики сиреневые воды!

Белесый, словно сахарный, песок,

Бикини-мини по последней моде

И стайки юрких рыбок между ног.

Покой! Свобода! Нега и истома!

Мы впитывали солнце, море, юг…

Но тут амбал какой-то незнакомый

В костюме темном появился вдруг.

Глаза закрыты черными очками,

Расплющенный большой боксерский нос…

Как туча-хмара он завис над нами,

Огромен, кривоног, рыжеволос.

Спросил: «Фром Раша? Тоже знаю рюсски.

Когда-то я учиться РУДН.

И выдержать учебные нагрузки,

Магистром выйти я из этих стен.

Теперь служить в Пуэрто-де-Кончита,

У дона Пако. Он телемагнат.

На кастинге увидеть сеньорита

И вас принять он был бы очень рад». –

«Скажите, а не тот ли это Пако, –

Его нахально Пашка попытал, –

Что конкурс попок учредил, однако?» –

«Да-да, тот самый», – отвечал амбал.

«Тогда, конечно, мы идти согласны.

А что он хочет, если не секрет?» –

«Не надо вольноваться так напрасно.

У дона Пако злой задумка нет».

И вот, от подозрений замирая,

Оделись мы, имея бледный вид.

Куда судьба забросит нас лихая?

А вдруг дон Пако попросту бандит?

 

*   *   *

Солидный офис был частицей рая:

Стекло, фонтан, уютный аванзал…

Мулатка-секретарша молодая

Улыбкой поражала наповал.

И тут же, сразу видим дона Пако:

На Берлускони несколько похож,

А также отдаленно на макаку,

Но в целом – лыс, ухожен и пригож.

Усаживает в кресла в кабинете,

Учтиво предлагает кофе, чай,

Еще – сигары или сигареты,

На Лизку умиляясь невзначай.

А Лизка наша держится степенно,

Невозмутимо, вроде бы давно

Сражала этих донов офигенных,

Известных всем по книжкам и кино.

Сказал дон Пако нам неторопливо

(Его амбал для нас переводил):

«Я рад, что конкурс попок шаловливый

Людей в России тоже возбудил.

Но правила есть правила: не можем

Мы девушек включать из прочих стран.

Менять закон по прихотям негоже,

Как говорил великий Талейран.

Но отпускать вас тоже не хочу я –

Уж больно сеньорита хороша! –

И предложить работу ей другую

Мои диктуют разум и душа.

Конечно, вариантов есть немало,

Но Лизавету приглашаю я

Сниматься на ТВ. И для начала –

В телерекламе дамского белья.

Согласны?» – «Безусловно, я согласна.

Но нужно уточнить одну деталь.

Моих два друга – спонсоры, и ясно,

Что бросить их ни с чем мне было б жаль.

Им надо компенсировать расходы

И поддержать российский бизнес их,

Чтоб расширялось дело год от года

И им бы средств хватало на двоих». –

«О’кей! – кивнул дон Пако лучезарно. –

Открою я в России филиал

Своей телекомпании, и парни

Со мной сколотят общий капитал.

Погоним мы в Россию сериалы,

На «мыльную» иглу посадим всех

И денег заработаем немало,

И будет грандиозен наш успех!»

Мы по рукам ударили с магнатом,

Он оказался дядькой высший класс

И говорил: «Вы славные ребята,

И наше дело выгорит у нас!»

 

*   *   *

Вначале все катилось, как по маслу:

Открыли мы в России ООО

«ТВ-продакшн Пако», и прекрасно

У нас крутилось ихнее кино.