На с. 1    - Ты не смеешь! - повысила голос мама. - Маленькие не имеют права судить взрослых!

И тогда я сказал:

- Уходи. К своему дядьке Лешке Пружинцеву! Я тебя больше не люблю.

Это, конечно, была неправда. Я ее очень любил. Потому что это все-таки была моя мама. И хотя она была уже не такая красивая, как раньше, но все равно она была самая красивая на свете. Но я ей не мог сказать по-другому. Потому что у меня на душе было очень горько.

И маме тоже, наверное, от моих слов стало очень горько. Потому что она ничего не ответила, а только встала, погасила в пепельнице сигарету и ушла. И тогда я заплакал. Я мог поплакать как следует, ведь никого не было дома, и она этого уже не видела.

А потом мама к нам возвратилась. На улице уже стояла весна, солнышко грело, птички чирикали, и все такое. А мы как раз завтракали и слушали передачу по радио "С добрым утром!" И вдруг  вошла моя мама с чемоданом. У нее было очень усталое лицо, и она еле держалась на ногах.

- Что случилось? - закричал папа и бросился к ней на помощь.  - Тебе нехорошо?

- Нет, мне очень хорошо, - сказала мама и села. - Ведь я вернулась домой.

- Он что, тебя выгнал? - спросил папа.

- Ну, вот еще, - ответила мама грустно. - Я сама ушла. Просто, оказывается, у него все это время была другая женщина. И  он меня все время обманывал.

- Негодяй, - сказал папа и стал одеваться.

- Ты куда? - спросила его мама.

- За хлебом, - ответил папа. - У нас в доме только что кончился хлеб.

- Не нужно, - покачала головой мама. - Я не хочу есть.

- Не говори глупостей, - не послушался ее папа, надел пальто  и вышел.

Мы сидели с мамой и молчали.

- Ну, как ты? - спросила она.

- Хорошо, - сказал я. - В третьей четверти у меня будет всего одна тройка. По рисованию.

- Ты же неплохо рисуешь? - удивилась мама.

- Да, неплохо, - ответил я. - Просто на уроке все рисовали гуся, а я рисовал лошадь.

- Зачем? - не поняла мама.

- Не знаю, - вздохнул я. - Папа говорит, что так иногда случается: понимаешь, что надо делать одно, а делаешь совсем другое…

Тогда мама стала меня целовать, и плакать, и я тоже ее целовал, и мы совсем-совсем помирились. И она пообещала мне больше никогда ни к кому не уходить, а я пообещал, что буду учиться только на отлично.

Тут открылась дверь, и вошел папа. У него под глазом был здоровенный синяк.

- Боже мой! - закричала мама. - Что произошло?

- Я начистил ему рыло, - с гордостью ответил папа.

- Какой ужас! - мама схватилась за голову. - Ты с ума сошел!

- Нет, - сказал папа. - Просто я сделал то, чего он заслуживает.

- Но ведь он тебя тоже ударил! Как ты будешь сегодня работать?

- Ничего, - засмеялся папа. - У меня только один фонарь, а у  него целых два!

И он обнял нас с мамой, и все опять стало хорошо! Потому что  главное, как говорит мой папа, не терять в жизни свое человеческое достоинство. В каких ситуациях ты бы ни оказался. И я с ним, конечно, полностью согласен.

                                                                                                                                                                                                                 1978 г.

 

                                                                                                                                                                  Возврат на с. ПУБЛИКАЦИИ: архив